Мы в Контакте

Жан де Лабрюйер ( 1645 - 1696 )

Французский писатель, отнесенный к числу "великих классиков". Происходил из мелкобуржуазной семьи, был адвокатом, чиновником, в 1684 году стал гувернером внука принца Конде. В 1693 году избран в Академию.

В Шантии (дворце Конде) перед глазами Лабрюйера прошли все замечательные в каком-либо отношении представители феодальной аристократии и крупной буржуазии, послужив материалом для единственной книги Лабрюйера "Характеры и нравы этого века" (1688). При жизни Лабрюйера вышло 9 изданий, постепенно дополнявшихся автором. Ни замысел, ни форма этой книги не были новшеством в век "афоризмов", "максим", "мыслей" и "характеристик". И тем не менее книга Лабрюйера - вместе с книгой Ларошфуко ("Максимы", изд. 1-е, 1665) - пережила свое время, потому что автор глубже и ярче других отразил свою эпоху в качестве представителя буржуазной интеллигенции. Лабрюйер выдвинул те проблемы, которые в XVIII веке стала разрешать просветительная философия. Так, в своих заметках о "вельможах", "героях" и "детях богов" (имеются в виду принцы) Лабрюйер уже намечает вопрос о социальном неравенстве, выражающемся в том исключительно привилегированном положении, в каком аристократия XVII века находилась по сравнению с "обыкновенными людьми", например: "Дети богов, так сказать, извлекают себя из правил природы и являются как бы исключением. Они не ждут почти ничего от времени и лет. Заслуги у них предшествуют возрасту. Они рождаются образованными, они становятся совершенными людьми скорее, чем обыкновенные люди успеют выйти из детства".

Круг интересов и наблюдений Лабрюйера замкнут "двором и городом": вельможи и богачи, аристократическое общество и светский разговор - наиболее удачные темы его зарисовок. При этом следует заметить, что люди или различные явления общественной жизни зарисовываются Лабрюйером, так сказать, со стороны их внешности; Лабрюйер не стремится, подобно Паскалю или Ларошфуко, проникнуть в тайники человеческой психики, его скорее "привлекает внешний вид наших страстей", "внешняя физиономия" человека. В этом специфичность изобразительной манеры Лабрюйера, фиксирующей живописные детали явлений, которые затем связываются в картины, поражающие своей исключительной выразительностью. Стиль и язык Лабрюйера, признанные образцами классицизма, как бы предвосхищают своей краткостью фразовую конструкцию в литературе века Просвещения (в этом отношении интересны афоризмы Лабрюйера, например: "Ханжа - это тот, кто при короле-атеисте стал бы атеистом", или - "Источник заблуждений в политике состоит в том, что думают только о себе и настоящем", и т. п.). Книга Лабрюйера оказала огромное влияние на все европейские литературы и переведена на все языки (на русский дважды - в 1812 и в 1890 годах).